История вопроса и промежуточные выводы

История тренировок по следовой выходит на 5-й год, причем бОльшая часть этого времени ушла на сбор грабель и изобретение правильного велосипеда.

Вкратце история такая:

Завел бигля и впервые увидел следовое поведение, когда собака втыкается носом в след и уходит. Причем первый раз это случилось на пляже, собака встала на след другой собаки, так что я мог видеть весь след, метров 300. Впечатлился тем, что собака может сама по себе, решил попробовать заняться следовой.

Начиная с мая 2010 года начал тренироваться. Первые 6 месяцев ушли на работу по ДОСААФ методике, работали поиск предметов, короткие следы, выборку, поиск вещи. Вроде шло неплохо, но инструктор не был готов вкладываться в более сложные упражнения, в частности в длительные и старые следы, работа с которыми технически сложнее и более трудоемкая.

По ходу встретился с двумя проблемами: недостаточностью мотивации, которая выражалась в том, что собака бросала работу в сложных случаях, а также с общим утомлением от работы на длинных следах. На таких следах собака начинала отвлекаться и бросала работу. По техническим причинам работал на небольшую группу знакомых статистов (это серьезная ошибка).

В это время познакомился с методикой Кохера. Сначала по рассказам, потом на семинаре (сентябрь 2012).  Семинар Кохера произвел волшебное впечатление. Во-первых, все собаки на семинаре (в т.ч. мои) продемонстрировали быстрый прогресс и во-вторых методика обещала совершенно сказочные перспективы. Достаточно сказать, что финальным упражнением семинара был суточный след на людном асфальтированном проспекте. Упражнение все расчеты прошли успешно.

Чуть меньше года занимался по Кохеру, вел с коллегами небольшую бесплатную группу, дважды съездил на семинар в Австрию к Карине Калкс. Основной инструмент практики – «интенсив» в сложных местах. Все шло прекрасно, пока мне не пришло в голову все же проверить, чего мы достигли. Для этого прямо в месте наших обычных тренировок проложили совсем неизвестный след, причем проще тренировочного. Результат был обескураживающим – собака вообще никуда не пошла.

На почве хождения «слепых» следов возникли разногласия с коллегами.

В мае 2013 вместе с Вадимом Лихолетовым организовал еще один семинар Кохера в Москве. На семинаре получил рекомендацию прекратить хождение неизвестных следов и сосредоточиться на интенсивах.  Указание выполнил и в итоге в конце мая выяснил, что собака может прекрасно «пройти» след, который известен мне, но не существует (статист ошибся в прокладке).

С этого момента совместно с Анастасией Азаровой решили работать над тренировками и методикой самостоятельно, поскольку опыт обучения у доступных инструкторов был категорически неудовлетворителен. В качестве основного упражнения используется работа от образца запаха в чистой или умеренно загрязненной местности. По необходимости в работу включаются прорабатываемые элементы (дороги, подсечения и разделения следа и т.п.).

В июле 2013 прошел семинар Карины Калкс в Петербурге. После него мы провели попытку тестирования следовых собак. Результатом тестирования стало отсутствие каких-либо результатов. Ни одна из собак не показала ожидаемого результата и вообще сколько-то достойного результата, независимо от ранее полученных оценок качества работы.

Стало окончательно ясно, что надо пересматривать подход к тренировкам и методике.

В августе 2013 съездил в следовой лагерь, который проводил Андреас Эберт. Получил высокую оценку работы собаки. Поскольку уже неоднократно получал такие оценки, а на тестах ничего достойного показать не мог, к оценке отнесся скептически. Работа других участников семинара также вызвала у меня много вопросов.

История повторилась на семинаре Карины Калкс в ноябре 2013. Общее ощущение от семинаров было печальным – удавалось извлечь совсем немного пользы, оценки инструкторов не соответствовали реальному уровню работы собак, применяемые упражнения не были связаны с проблемами.

В январе 2014 участвовал в «зимних сборах», в ходе которых были тренировки и тесты следовых. Был заметен некоторый прогресс, но также остались серьезные косяки. Привозили собаку, тренировавшуюся по Кохеру с 2012, результаты работы собаки только укрепили нас в правильности решения отказаться от следования этой методике.

Последней каплей в оценке применимости методики Кохера стал визит в кинологическое подразделение, где был проведен тест нескольких собак, которые не смогли отработать согласованное упражнение. При этом подразделение на хорошем счету, дает результаты. На этом примере я убедился в том, что практические результаты в реальных случаях  не могут быть критерием для оценки подготовки расчетов. В реальном случае все участники выжимают максимум возможного и за счет комбинации вводной информации, работы собаки, опроса свидетелей и т.п. удается получить результат, который неправильно приписывать только работе собаки. Работу собаки (и расчета) надо оценивать на тестах.

В марте 2014 посетили семинар Акселя Хеля в Москве. Хотели посмотреть на инструктора «не от Кохера». К сожалению ничего принципиально нового не увидели. Все те же завышенные ожидания, неаккуратно поставленные упражнения и отсутствие нормального тестирования в методике.

В апреле 2014 участвовали в тестировании следовых в Риге. За счет работы, которую вели с июня 2013 показали хороший результат на «двойных слепых» следах. Но все еще остались недоработки, которые очень нас беспокоили. Интересно, что лучшие результаты на тестах показали собаки, первоначально обученные по трекингу.

В июне 2014 взяли щенка баварской гончей и начали его тренировать, избегая «перегрева» и не используя интенсивов и убеганий. Основной инструмент – «слепой» след с ассистентом. Очень помогает трекер Astro.

В июле 2014 в СПб. прошел еще один семинар Карины Калкс. На семинаре собаки работали в городе и лесопарке, при том, что тренировались мы в лесу. Собаки прогнозируемо нервничали, по словам Карины, был заметен ужасный регресс. С нашей точки зрения мы, наконец, переключили собак из режима «бежать и угадывать» в режим «идти по запаху».  И, попав в крайне сложное место, собаки не могли надежно работать именно потому, что мы поставили им правильный навык.

В ноябре 2014 съездили в Ригу на семинар и тестирование GAK9, проводимые Гленом Пулом. Надежно и с запасом аттестовались на  Level  1. Посмотрели на организацию тренировок и упражнений.

Подтвердили часть своих идей о дрессировке. Показали щенка, с которым работали 6 месяцев.

По нашим ощущениям, щенок сейчас находится почти на уровне старшей собаки, при стаже занятий 9 месяцев против 54 месяцев у старшей собаки.

В общем первая собака (Снорри), получилась чисто учебной. Хотя и удалось один раз отработать практический случай, найти и спасти человека.

За время тренировок у нас сильно изменились ожидания по тактике применения, методикам тренировки и т.п.

This entry was posted in Заметки и рекомендации. Bookmark the permalink.

13 Responses to История вопроса и промежуточные выводы

  1. Получается, по Кохеру не имеет смысла вообще заниматься? Заниматься только по слепым следам сразу ?
    У нас так делают в мчс на курсах красного креста. Тестируют собаку- если пошла по следу хозяина, то годится для следовой.

    Моей собаке на первом занятии показали след просто вытоптанный на земле, Апач пошел по следу и нашел фигуранта.
    На втором – шапку человека. Он не понял вообще что делать – очень психовал, метался по лесу, кое-где шел по следу, но там было очень густо сосновник молодой, и я его получается все время дергала неосознанно потому что чуть не убилась, так он тянул. В итоге мы кое-как нашли фигуранта. Больше я такого не хочу, я неделю потом собаку останавливала и до сих пор при ооочень редких возвращениях за потерянной вещью по своему следу,

    Именно поэтому мне кажется что практика по следу, неизвестному проводнику, это хорошо, но собаку как-то все же нужно готовить, а не подсовывать занюшку и думать что она сама поймет что надо делать. И я понимаю, что люди которые типа учат у нас ходить по псс следу, они как-то вообще не в теме. А заниматься жуть как хочется.

    • ahajtin says:

      Я считаю, что по Кохеру заниматься не надо. То есть не надо делать основным упражнением убегание с перевозбуждением собаки.

      С чего начинать зависит от собаки, уровня ее подготовки. Мы для щенка начинали с того, что в чистом лесу прокладывали след знакомого человека и “гуляли” собаку до пересечения со следом и лежащим на нем предметом. У нас удачно получилось: щенок заинтересовался предметом, потом следом и дошел до статиста, который его поощрил. След короткий (до 100 метров) и проложен так, чтобы ветром не нанесло запах со статиста. Статист сразу замаскирован так, чтобы не приучать собаку осматривать укрытия. Так делали несколько раз, в итоге сформировался интерес к занюшке и последующему поиску.

      Если так не получается, надо думать над альтернативами.

      • Ооо, оо, спасибо !
        Да, Кохер получается вообще Апачу не подходит, у него и так возбуждение зашкаливает.
        Попробуем так. Спасибо!

    • ahajtin says:

      Да, еще упустил. Работать в начале надо по известному следу, но мы этот этап вообще без поводка прошли. И чем раньше, тем лучше, переходить на след, неизвестный вожатому, но известный ассистенту/инструктору.

      • я пока что сама себе ассистент 😦

      • ahajtin says:

        Мне кажется невозможным тренироваться по следу без ассистента. Но наверняка есть какие-то варианты, которые мне в голову не пришли.

  2. Буду искать.

    Скажите еще пожалуйста, а вы на время тренировки собак которые не идут по следу, привязываете? оставляете в машинах? Они там сами или с кем-то?

    Получается, минимум для тренировки нужно три человека – статист, ассистент который знает след и сам расчет, правильно?

    • ahajtin says:

      Собак оставляем в машине.

      Для тренировки действительно надо 3 человека: кинолог, статист, ассистент.

      На безрыбье мы пробовали работать вдвоем. В этом случае используется трекер Astro. Статист (он же ассистент) прокладывает след, имея с собой Astro и рацию. Кинолог выходит работать, имея при себе рацию и ошейник от Astro. Так что ассистент имеет возможность наблюдать перемещения расчета и в случае необходимости корректировать (указывать момент, когда след был потерян и точку, куда вернуться). Но качество такой работы существенно ниже, организация сложнее и выше риск провалить тренировку.

      • Угу, понятно
        Вроде мужа сагитировала, найду инструктора еще и можно пробовать на выходных.

        Я еще как вариант рассматриваю трениновку в очень знакомой местности – когда например мне детально объясняют как именно пойдет статист, и я уже потом с собакой иду по следу, практически дословно его зная.

      • ahajtin says:

        Ассистент нужен как раз затем, чтобы кинолог следа не знал 🙂

  3. Denis Budko says:

    Простите, что вмешиваюсь.
    Marina Ambrazheychik “Я еще как вариант рассматриваю трениновку в очень знакомой местности – когда например мне детально объясняют как именно пойдет статист, и я уже потом с собакой иду по следу, практически дословно его зная.”
    Я пробовал так работать: делал набросок-схему местности, рисовал маршрут на ней и знакомому ориентировщику вручал. Проблема та же: вы будете подсказывать собаке, как ни старайтесь убедить себя в обратном. Первый же слепой след – и всё будет выглядеть совсем иначе.

    • Опыт показывает, что наличие любой “идеи” у вожатого о направлении следа сильно мешает работе собаки.

    • Да я поняла уже 🙂
      Жду весну. Будет возможность выезжть с собакой за город и делать след с умеренно знакомыми ему людьми, и с ассистентом.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s